Достоинства юридической компании

Наши преимущества и особенности
Профессионализм
Профессионализм

лучшие дипломированные адвокаты и юристы

Весовые аргументы
Весомые аргументы

готовые доказательства в судебных процессах

Ответственность
Ответственность

своевременное выполнение договоренностей

Юридические услуги

Оказание юридических услуг физическим и юридическим лицам

Уголовные дела
Банкротные дела
Административные дела

Статья 20 Конституции Российской Федерации с Комментариями

1. Каждый имеет право на жизнь.

2. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.


Комментарий к Ст. 20 КРФ


1. Право человека на жизнь — основополагающее право, естественное и неотъемлемое. Как указывается в Международном пакте о гражданских и политических правах, «право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни» (п. 1 ст. 6). Наказание же в виде смертной казни может применяться в тех странах, которые его не отменили, только за самые тяжкие преступления в случаях, установленных законом.

В Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. предусматривается, что «никто не может быть намеренно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание». При этом Конвенция не рассматривает как совершенное в нарушение данной статьи такое лишение жизни, которое явилось результатом применения силы, «не более чем абсолютно необходимой» для защиты любого лица от противоправного насилия; для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях; в случае действий, предусмотренных законом для подавления бунта или мятежа.

Право на жизнь имеет каждый — от рождения до самой смерти. Установление временных и биологических границ жизни представляет собой сложную проблему, над которой в течение многих лет работали ученые и практики самых разных специальностей и которая в разное время получала различное разрешение. Нынешний уровень медицинской науки позволил записать в ст. 9 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (Ведомости РФ. 1993. N 2. ст. 62), что заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Этим критерием должны руководствоваться, в частности, медицинские работники, решая вопросы, связанные с необходимостью продолжения или прекращения лечения, с ампутацией тех или иных органов и т.д.

Наличие у человека права на жизнь не означает, что у него есть и юридическое право на смерть. Более того, история свидетельствует о том, что желание человека уйти из жизни, как правило, встречало осуждение со стороны общественного мнения, церкви и даже государства. Можно сказать, что на таких же позициях остается и действующее российское законодательство (ст. 45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан//Ведомости РФ. 1993. N 33. ст. 1318), запрещая медицинскому персоналу даже в случае тяжелой и мучительной болезни пациента удовлетворять его просьбы об ускорении смерти какими-либо действиями или средствами. Конечно, нельзя не видеть у такого законодательного решения и других причин — стремления исключить случаи отказа врачей от оказания больному медицинской помощи, расправ с людьми под видом удовлетворения их просьб об эвтаназии и т.д.

Право на жизнь обеспечивается комплексом правовых средств, закрепленных как в Конституции, так и в отраслевом законодательстве.

Во-первых, это конституционные гарантии, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека, государственную поддержку малообеспеченных граждан и иные гарантии социальной защиты: право не подвергаться пыткам, другому жестокому обращению или наказанию, а также медицинским, научным или иным опытам; право частной собственности; право на труд в условиях безопасности и гигиены, за вознаграждение не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда; право на отдых; право на социальное обеспечение; право на охрану здоровья и медицинскую помощь; право на благоприятную окружающую среду и т.д. (см. комментарии к соответствующим статьям). Эти гарантии получают свою конкретизацию и развитие в законодательных и иных правовых актах, определяющих содержание тех или иных прав, а также организационные, финансовые и другие условия их реализации.

Во-вторых, это правовые нормы, определяющие границы применения опасных для жизни и здоровья людей препаратов, орудий, механизмов, физической силы. Речь идет, в частности, о таких законах и иных нормативных правовых актах, как УК, УПК, КоАП, Закон о милиции, Закон о внутренних войсках МВД России, Закон об оружии, Закон об оперативно-розыскной деятельности, Закон о федеральной службе безопасности, Закон о безопасности дорожного движения, правила дорожного движения и др.

К третьей группе относятся меры ответственности, установленные за действия, причиняющие вред жизни и здоровью человека или создающие опасность причинения такого вреда. Наибольшее число этих мер закреплено в УК, нормы которого предусматривают ответственность как за посягательство на жизнь и здоровье отдельных лиц (убийство, причинение опасных для жизни телесных повреждений, поставление в опасность и оставление в опасности), так и за преступления, посягающие на жизнь населения страны, региона, определенной местности.

2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод, гарантируя каждому человеку право на жизнь, в то же время не исключает возможности лишения жизни во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание. Согласно п. 2 ст. 2 Конвенции, лишение жизни не рассматривается как нарушение права на жизнь, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы: а) для защиты любого лица от противоправного насилия (т.е. при необходимой обороне); b) для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях; с) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа.

Гораздо более радикальное отношение к смертной казни нашло свое воплощение в Протоколе N 6 к Конвенции относительно отмены смертной казни, согласно ст. 1 которого смертная казнь отменяется; никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен. В соответствии со ст. 2 Протокола государство может предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь лишь за действия, совершенные во время войны или при неизбежной угрозе войны. Причем отступление от этих положений Протокола не допускается даже в чрезвычайных ситуациях (ст. 3).

Допуская возможность лишения жизни человека лишь в связи с исполнением наказания в виде смертной казни, Конституция РФ устанавливает, что, во-первых, эта мера наказания является исключительной, а во-вторых, применяется она временно, «впредь до ее отмены». Конституция предусматривает также ряд условий, при соблюдении которых эта мера наказания может применяться до ее отмены:

  • она должна быть установлена только федеральным законом;
  • основанием для ее применения может быть лишь совершение лицом особо тяжкого преступления против жизни;
  • лицу, обвиняемому в совершении преступления, за которое может быть назначена смертная казнь, обеспечено право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

По смыслу Конституции, отсутствие хотя бы одного из перечисленных условий делает применение смертной казни недопустимым.

Дополнительные условия, при которых применение смертной казни невозможно, предусматривает также федеральное уголовное законодательство. Согласно ч. 2 ст. 59 УК, не могут быть приговорены к смертной казни женщины, лица, не достигшие до совершения преступления 18-летнего возраста, а также мужчины, достигшие к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста.

Такая регламентация оснований и условий применения смертной казни в значительной мере соответствует рекомендациям, принятым на этот счет органами мирового сообщества (см.: Резолюция Экономического и Социального Совета ООН 1984/50 от 25 мая 1984 г. «Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни»//Сб. стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк, 1992. С. 253-254). Что же касается тех рекомендаций, которые не получили прямого закрепления в нашем законодательстве, то и они в той или иной мере реализовывались на практике в период, когда смертная казнь применялась как вид наказания. В частности, по делам, по которым осужденным назначалось наказание в виде смертной казни, во всяком случае даже при отсутствии обращения самого осужденного, обеспечивалась проверка приговора вышестоящим судом и рассмотрение вопроса о возможности применения помилования.

УК Российской Федерации, вступивший в действие с 1 января 1997 г., исходя из положения Конституции РФ о том, что смертная казнь впредь до ее отмены может применяться лишь за особо тяжкие преступления против жизни, предусмотрел возможность назначения такого наказания только за пять видов преступлений, в которых жизнь человека является либо единственным, либо одним из нескольких объектов посягательства: умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105); посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277); посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295); посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317); геноцид (ст. 357).

В качестве обязательного условия допустимости применения смертной казни Конституция называет обеспечение обвиняемому права на рассмотрение его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, хотя при этом не исключается возможность назначения такого наказания иным составом суда, если обвиняемый согласился на рассмотрение дела единолично судьей или коллегией из трех профессиональных судей.

Суд присяжных в Российской Федерации был учрежден Законом РФ от 16 июля 1993 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» (Ведомости РФ. N 33. ст. 1313). Суд в таком составе управомочен рассматривать по ходатайству обвиняемого дела, отнесеные, согласно ч. 3 ст. 31 УПК, к подсудности областных, краевых и приравненных к ним судов (к их числу относятся и все дела о преступлениях, за которые может быть назначено наказание в виде смертной казни).

Первоначально Постановлением Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. N 5451/1-1 названный Закон был введен в действие на территории лишь девяти субъектов Федерации. Впоследствии его действие было распространено и на остальные субъекты Федерации, в результате чего с 1 января 2004 г. суды присяжных стали функционировать на всей территории Российской Федерации, за исключением Чеченской Республики. В соответствии с ФЗ от 27 декабря 2006 г. N 241-ФЗ введение суда присяжных в этом субъекте Федерации откладывается до 1 января 2010 г., т.е. до момента, когда в этом субъекте Федерации будут созданы органы местного самоуправления, уполномоченные составлять первоначальные списки кандидатов в присяжные заседатели.

Отсрочка введения суда присяжных в этом субъекте Федерации, как указал Конституционный Суд в Постановлении от 6 апреля 2006 г. N 3-П, носит временный характер и обусловлена как обстоятельствами организационного и материально-технического характера, так и необходимостью создания условий, при которых могут быть обеспечены беспристрастность и объективность судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. Такая отсрочка не означает недопустимого с точки зрения требований ч. 3 ст. 55 Конституции РФ ограничения права на законный суд, поскольку применительно к указанным в ст. 20 (ч. 2) Конституции преступлениям законным судом в смысле ч. 1 ст. 47 — при том что смертная казнь не назначается — может быть суд в любом установленном законом составе (СЗ РФ. 2005. N 16. ст. 1775).

Вместе с тем в более раннем своем Постановление от 2 февраля 1999 г. N 3-П по делу о проверке конституционности положений ст. 41 и ч. 3 ст. 42 УПК РСФСР, п. 1 и 2 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» (СЗ РФ. 1999. N 6. ст. 867) Конституционный Суд расценил положение, при котором по прошествии более чем пяти лет со дня введения в действие Конституции суды присяжных так и не были введены на территории большинства субъектов Российской Федерации, как искажение конституционного смысла предписаний абз. 1 п. 6 разд. второго «Заключительные и переходные положения» Конституции, допускающих впредь до введения в действие федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, сохранение прежнего порядка рассмотрения соответствующих дел, и, по сути, как превращение временной нормы п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. в постоянно действующее ограничение. В связи с тем что после принятия Конституции Федеральное Собрание располагало достаточным временем для выполнения предписаний ч. 2 ст. 20 и абз. 1 п. 6 разд. второго «Заключительные и переходные положения» Конституции, Конституционный Суд признал п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. в той мере, в какой он далее не обеспечивает на всей территории Российской Федерации реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, не соответствующим Конституции РФ, ее ст. 19, 20 и 46 (п. 3 резолютивной части Постановления Конституционного Суда от 2 февраля 1999 г. N 3-П). С принятием указанного Постановления, как отметил Конституционный Суд, положения п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. не могут более служить основанием для отказа обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, в удовлетворении ходатайства о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей; обвиняемому в таком преступлении в любом случае должно быть реально обеспечено право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей.

Конституционный Суд также признал, что с момента вступления в силу его Постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей. Сохранение возможности применять смертную казнь в случаях, когда уголовное дело рассматривается судом присяжных, и исключение такой возможности при рассмотрении дела иным составом суда означали бы, по мнению Конституционного Суда, нарушение принципа равенства всех перед законом и судом.

Таким образом, фактически был введен запрет на применение смертной казни вплоть до того момента, когда на всей территории Российской Федерации лицам, обвиняемым в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде смертной казни, будет обеспечено право на рассмотрение их дела судом присяжных.

Однако, как представляется, и после повсеместного введения в стране судов присяжных наказание в виде смертной казни более не подлежит применению. Дело в том, что, вступив в феврале 1996 г. в Совет Европы, Россия приняла на себя обязательство в течение трех лет отменить смертную казнь, а до принятия такого законодательного решения воздерживаться от исполнения вынесенных смертных приговоров. 16 апреля 1997 г. ею был подписан Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающий, что смертная казнь отменяется и никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен (ст. 1); государство может предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь за действия, совершенные во время войны или при неизбежной угрозе войны (ст. 2). Тем самым Российской Федерация приняла на себя обязательство, вытекающее из ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров, — не совершать действий, могущих лишить подписанный договор его объекта и цели, что предполагает невозможность не только исполнения смертной казни, но и ее назначения.

То обстоятельство, что после подписания этого Протокола Российская Федерация до настоящего времени не внесла изменения в УК РФ и не отказалась от смертной казни как вида наказания, не может расцениваться как невыполнение принятых на себя Россией международных обязательств. Как отметил Конституционный Суд в Определении от 15 мая 2007 г. N 380-О по жалобам граждан А.В. Деребизова, Д.Ю. Исаева и А.Н. Чайки на нарушение их конституционных прав ч. 1 и 3 ст. 59 УК РФ, выполнение этих обязательств обеспечивалось тем, что Российское государство реализовывало положения Протокола другими способами — будь то путем применения помилования или посредством установленного Конституционным Судом запрета на применение смертной казни впредь до введения судов присяжных на всей территории Российской Федерации. Отмеченное, однако, как подчеркнул Конституционный Суд в названном Определении, не освобождает федерального законодателя от обязанности принять решение либо о ратификации Протокола N 6 и, соответственно, об отмене наказания в виде смертной казни, либо об отказе в его ратификации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Юридическая помощь

Юридическая помощь онлайн

Помощь онлайн

Отправьте нам сообщение, чтобы мы узнали о том, что Вам нужна наша помощь
Мы гарантируем полную анонимность всей полученной информации


Пожалуйста напишите вашу проблему
Чем детальнее вы опишите ситуацию, тем боле точную консультацию наш юрист сможет Вам предоставить

Готовое решение — один звонок по телефону

Экономьте время на поиске готового решения вашего вопроса! Что может быть дороже? Задайте вопрос юристу по телефону специалистов юридической компании +7 495 142-98-47. Обратитесь за услугой адвоката по уголовным делам при возбуждении уголовного дела. Ваши звонки принимаются 24 часа 7 дней в неделю. Для Вас предусмотрена возможность оставить сообщение на сайте с именем и номером телефона, если по каким-то причинам Вам не удалось связаться с юристом по телефону компании. Получив от Вас сообщение, мы отнесемся с пониманием и постараемся помочь разобраться с возникшими у Вас задачами.

Получите консультацию юриста по телефону оперативно, не теряя времени и денег. Воспользуйтесь представленной возможностью - быстро получить готовое решение! Формула решения может быть одна для многих, но детали ситуации могут быть разные, поэтому необходим профессиональный анализ. Если Ваш случай нетипичный, то после предварительного анализа мы пригласим Вас на личную встречу, которая потребует от Вас лишь решимость действовать в рамках правового поля.